Кто умеет бороться, тот не борется

 

«Конфликт — лучший способ узнать человека», — говорит владелец сети магазинов Tescoma Михаил Шапиро. Соревнования по эффективному поведению в конфликтах организует Федерация управленческой борьбы, красноярское отделение которой он возглавляет. Но, впрочем, любую историю лучше начинать с начала, и до эпохи управленческих поединков и создания торговой сети в жизни Михаила Владленовича было много чего еще.

 

— Любой ли человек может стать предпринимателем, и если нет — в чем отличие тех, кто может?
— По статистике, в любом обществе около 5% людей, способных к предпринимательству, и наше общество не исключение. В некоторые периоды сама жизнь толкает людей к предпринимательству, а иногда останавливает. Я начал бизнес в начале 90-х. Это было прекрасное время, когда открывались потрясающие возможности для всего.
Востребованы были практически все товары. Коммерческий успех был обеспечен каждому, кто что-то делал. Сейчас, на мой взгляд, для успеха одной смелости уже мало. Что до отличий предпринимателей от  непредпринимателей, то они в первую очередь ценностные, в плане приоритетов и этики. Есть ли у человека желание делать что-то совсем самостоятельно? Готов ли в условиях неопределенности рисковать и отвечать по-крупному? Хватает ли упорства?

— Можно сказать, что вам повезло еще с чем-то, кроме эпохи?
— Мне повезло — я родился в семье ученых, мой папа физик, мама химик. Отец увлечен той работой, которую делал и делает, и это работа на переднем крае фундаментальной науки. Родители всегда уважали мою свободу и не сильно опекали меня. Кроме того, мне повезло с друзьями. В молодости я увлекся спелеологией. У нас образовалась замечательная компания. Прошло более 20 лет, а это самые близкие мои друзья. Многие из них занимаются своим бизнесом. Высокие и длительные физические нагрузки в походах и экспедициях, необходимость отвечать за себя и других — все это закаляет характер, развивает умение терпеть, приучает к настоящей командной работе. Третий момент (не назову его приятным везением), сильно на меня повлиявший, — служба в армии. Это было настоящее испытание. Из среды, где меня все любили, я попал в недружественную среду. Армия научила меня ничего не бояться.

— Вот если бы на машине времени снова попали туда, в конец 80-х, — хотели бы пройти армию снова?
— Не знаю. Тогда мне просто неприличным казалось бегать от армии, сачковать. Да, я научился выживать во враждебной среде. Но, вернувшись, я не смог учиться в университете. Не хватало гибкости, быстроты ума, памяти. Я просто не успевал за лектором и в итоге бросил учебу, стал заниматься другим, зарабатывать.

— Когда вы заработали свой первый рубль?
— Еще в советское время, классе в третьем или четвертом. Мы с другом собирали крапиву, сушили ее и сдавали в аптеки. Тогда за это платили 40 копеек за килограмм, что было совсем неплохо. Но нам важен был даже не размер денег, а то, что они свои. Потом, будучи студентом, таксовал. Я был редким по тем временам студентом, который имел свою машину. Это был «запорожец» старше меня — 68 года выпуска, но это все равно было круто. И я занялся извозом, даже не имея прав. Штраф за вождение без прав был тогда 30 рублей, и я всегда имел их при себе. Притом что за вечер и ночь мог заработать рублей сто. Это был 1990 год.

— Периода, когда бы вы нуждались в деньгах, не было?
— Не было, и я никогда о них сильно не думал. Деньги — это ресурс, чтобы что-то сделать. В деньгах многое можно измерить — это да. Это честная и универсальная мера. Хочешь узнать, что для человека действительно важно, — посмотри, на что он тратит деньги, и это важнее, чем то, что он о себе говорит. Часто люди слишком много думают о деньгах и забывают о более важном. В конце концов, деньги и власть — обратимые вещи, а есть и необратимые — это время, возможности и сказанные слова.

— У вас в приемной среди других книг есть кодекс японского самурая. И начинается он с «думай о смерти». Часто думаете?
— Я бы не сказал, что часто, но думаю. Взгляд на все сегодняшнее из будущего, в котором тебя нет, особый. Он всегда спокойный. Меняется отношение, приоритеты. Понимаешь, что многие вещи с собой в могилу не унесешь, а важно то, что останется. А останутся после нас наши следы. Наши дети. Наши бизнесы. Наши идеи, книги, изобретения. Продукты нашей жизни, важные для других людей. И, может, то, что сейчас делается нами, продлит наше существование. И понимаешь ценность самой своей жизни — многое можно создать, многое изменить и на многое повлиять.

Пустое и твердое

— Давайте сейчас вернемся к вашей карьере. Итак, начало 90-х…
— Я недолго работал по найму, меньше года. Это была настоящая коммерческая фирма. Малое предприятие «Инициатива», основанное комсомольцами-активистами. Возглавлял дело Алексей Ильич Воеводин. Меня впечатлили дух и отношения в этой компании. Там не было мелочности. В первый день моей работы фирма купила мне костюм. Я еще ничего не успел сделать, а уже такое отношение! И я старался! Я видел людей — энергичных, куда-то звонящих, договаривающихся — и хотел быть таким, как они. Чем только они не торговали — машинами, самолетами, углем. А я был программистом, и меня тянуло к другому. А потом я, мой брат и еще два наших друга создали ТОО «Многопрофильная фирма «СТИЛЬ». Мы очень гордились таким названием, что она «многопрофильная». Капитал был взят взаймы у частных лиц. Это были годы огромной инфляции, люди не знали, как сберечь деньги, — мы занимали у них под 168% годовых. Все займы обеспечивали своим личным имуществом. Каждый предоставил список имущества с оценкой, которым он мог отвечать по обязательствам. Я предоставил «запорожец».  Дела шли отлично, и мы быстро рассчитались по всем своим займам. Торговали всем — носки и сапоги, шоколад и косметика, пылесосы и сахар, мука и электролампочки. Отдельная тема была телефоны с определителем номера. Со временем необходимость в партнерстве отпала, и бизнес разделился. Сегодня у всех у нас свои бизнесы разного рода и размера. К 2000 году у меня был магазин запчастей, но я хотел что-то новое.

— И тогда появилась чешская посуда Tescoma?
— Тогда, в 2001 году, Tescoma только заходила в Россию, и человек, который ее привез, искал партнеров. Нас порекомендовали друг другу. У меня был список вопросов, обсудив которые мы остались очень довольны друг другом. Договорились об эксклюзивности развития территории. Могли ли мы тогда представить, что у этого дела такое будущее! Я хотел торговать оптом и иметь розничную точку как выставочный зал. Первый магазин в ТК «Квант» сразу показал очень хорошие продажи. Tescoma оказалась очень стильной, имела длинные продуманные серии, закрывая собой практически все, что могло пригодиться на кухне. Прекрасное фирменное торговое оборудование с подсветкой. Все это просто выстрелило! Стало очевидно — формат фирменного магазина Tescoma имеет будущее. Был принят ряд концептуальных решений, десять лет назад неочевидных, а сейчас это понимают и делают практически все.

— Что именно?
— Первое — развиваться по торговым центрам, которые только появлялись и должны были сформировать большой покупательский поток. Второе — дать магазину название марки. Третье — обеспечить открытую выкладку, чтобы сделать товар доступным и поддержать атмосферу доверия к покупателю. Предполагали, что потери от краж существенно перекроются ростом продаж. Четвертое — уделить особое внимание свету в  магазине, яркости вывески. Пятое — серьезно отбирали и готовили продавцов. В итоге сработало все — и компания стала расти. Сегодня наши магазины Tescoma успешны в десяти сибирских городах. Имеется широкая сеть партнеров и интернет-магазин. В компании около двухсот сотрудников и профессиональная команда менеджеров.

— Какой человек никогда не станет вашим сотрудником? Как вообще принимаете на работу, есть ли какой-то фирменный тест?
— Конечно, кандидат должен быть склонен к соответствующей работе и хотеть ее делать. А не возьму тех, кто не готов строить честных отношений. Важна готовность обсуждать все, чтобы возникающие проблемы решать, а не утаивать. Касательно теста — человека лучше проверять поступком. Мало ли что люди о себе говорят, важно, как они себя поведут. Надо поставить человека в ситуацию выбора, когда очевидного варианта нет. Смотришь на его модель поведения, как он рассуждает, какой выбор делает. Многое проясняется.

— А пример можно?
— Недавно мне рассказали историю о конкурсе в одну из фирм. Люди пришли на конкурс, и им сказали: «Вы пришли зарабатывать деньги? Сейчас 10:30, идите и к 12:30 заработайте денег. Любым способом, но нельзя воровать и попрошайничать». Кто-то пошел разносить газеты, кто-то — подметать тротуар, кто как мог.  Люди разделились на тех, кто пошел что-то делать и кто не пошел. Мой учитель Владимир Константинович Тарасов учит твердое в людях отделять от пустого, чтобы опираться на твердое. Так вот, поступки человека — это твердое, а слова — пустое. Имеет смысл провоцировать людей на поступки.

Игры о главном

— Вот мы и перешли к Владимиру Тарасову, Таллиннской школе менеджеров и управленческой борьбе. В чем суть этой технологии, или, если угодно, учения? Как бы вы ответили дилетанту за пять минут?
— Школа Тарасова учит философии и технологиям управления. Чтобы управлять, нужно уметь вести и управленческую борьбу. Эту борьбу ведут все со всеми и с самого детства.  Даже ребенок своим плачем управляет мамой, чтобы она взяла его на руки. Кто-то борется умело, а кто-то — как получится. И результат разный. Тому, кто хорошо умеет бороться, выгоду уступают легко, без борьбы. И наоборот: тот, кто делает это неумело,  неэффективно, постоянно вынужден бороться, растрачивая ресурсы и портя отношения. Мы все умеем ходить, у каждого из нас своя походка. Однако есть области, где походка человека имеет большое значение, и там специально учат правильно ходить. Так и в управлении — имеет смысл специально изучать приемы и технологии управленческой борьбы. Владимиром Тарасовым разработаны уникальные игры и другие методики. Наиболее сильные из них — это «бизнес-лагерь» и «управленческие поединки». Технология управленческого поединка легла в основу соревнований управленцев. По всей стране уже более десяти лет проходят турниры и чемпионаты по управленческой борьбе. В Красноярске такой турнир пройдет восьмой раз в ноябре.

— Как получилось, что вы увлеклись этим?
— Случайно. В 2001 году мой брат взахлеб рассказал мне о посещении им курса Тарасова. Я заинтересовался и посмотрел видеокурс «Техника перехвата и удержания управления». Потом я его много раз пересматривал. При первой возможности поучаствовал в семинарах Владимира Константиновича. А в 2002 году поехал в бизнес-лагерь в Праге. И там мне довелось прожить целую новую жизнь. По ходу игры я стал сначала главой рода, потом князем.   Но я не справился с управлением своей командой звезд — умения не хватило. В итоге наше «государство» погибло, и я погиб на дуэли-поединке с князем другого государства и «переродился» уже в другой роли в другом княжестве. Тогда я увидел управление настоящего мастера — другого князя. Приехал с сильнейшим эмоциональным потрясением. Много месяцев я переживал события того бизнес-лагеря. Переосмыслил многое. Чем полезна игра? Следствия твоих решений возвращаются к тебе сразу же, не надо ждать годами, как в реальной жизни. Кстати, именно после лагеря мой бизнес сделал качественный скачок. Это было во время открытия первых магазинов Tescoma.

— Сейчас вы председатель красноярского отделения Федерации управленческой борьбы, ветеран управленческих поединков. Как обычно они проходят? И какой совет можно дать новичку перед «боем»?
— Обычно в турнире принимают участие 16 игроков со своими секундантами, каждый поединок судится девятью судьями. Судей столько, потому что судят с разных позиций: нанимающихся на работу, отправляющихся на переговоры, доверяющих собственность. Разыгрывается конфликтная ситуация. Давайте не буду пересказывать правила, это лучше понять, посетив турнир. Что посоветовать игроку перед боем? Первое — ощутите чувство своей правоты в каждой из возможных ролей. Второе — важно не только добиться цели, но добиться ее этично, оставаясь «положительным героем». Третье — не сидите в своем окопчике, предлагайте варианты решений, занимайте проактивную позицию. Ну и последнее — старайтесь показать красивую, сильную, благородную игру.

— Кстати, игра сильно отличается от реальной жизни?
— Не сильно! Люди демонстрируют привычные для себя модели поведения. И сразу получают обратную связь на их уместность и эффективность. Сама процедура поединка очень жесткая — роли конфликтные, время ограничено, переговоры публичные, да и еще у судей есть обязанность разъяснить мотивы своего решения. Участие в турнире определенно требует смелости. Не каждый решается играть при своих подчиненных или руководителе. Надо  преодолеть страх «потери лица».

— А вы решаетесь?
— Я могу. Запаса авторитета хватает. В октябре в бизнес-лагерь собираюсь поехать с командой своих менеджеров. Они там будут впервые. Я им завидую и немного боюсь, потому что бизнес-лагерь наверняка их изменит, а значит, потребует изменений и от меня. Но таковы законы жизни — она требует от нас постоянного развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *